borisliebkind (borisliebkind) wrote,
borisliebkind
borisliebkind

Categories:

Татьяна Ревзина

Кому-то я сестра, кому-то уже мама: во всяком случае, наше новое поколение, пришедшее в театр, считает именно так. Правильно: время бежит, в театре я уже двадцать лет, а в феврале исполнится шестнадцать, как я на должности директора.


Женщина – директор театра – большая редкость. По-видимому, тяжесть этой профессии приравнена общественным мнением к работе машиниста в метрополитене. Но директор театра «У Никитских ворот» Татьяна Ревзина эту аксиому опровергает.

Говорят, что директор театра не женская профессия.

– Неправда. Женщине свойственно быть хозяйкой. И если она относится искренне к месту своей работы, то считает это своим домом, своей семьей. Поэтому для меня театр – большая семья. Кому-то я сестра, кому-то уже мама: во всяком случае, наше новое поколение, пришедшее в театр, считает именно так. Правильно: время бежит, в театре я уже двадцать лет, а в феврале исполнится шестнадцать, как я на должности директора. Наверное, наш театр особенный: он всегда был студией, и дух студийности сохраняет Марк Григорьевич. В этом много плюсов, и вот главный: у нас живой театр, в который приходят люди и говорят: «Как же у вас хорошо!» Недавно мы отпраздновали Рождество: никто не заставлял готовить капустник, и денег за это не платят, но артисты полтора месяца готовили капустник.

Каждую минуту к нам с Розовским в кабинет врываются люди, которым что-то нужно: одолжить денег, полечить, просто поговорить за жизнь… Я это очень люблю и на самом-то деле с опаской думаю о новом здании, потому что там помещение будет гораздо больше. Здесь невозможно пройти мимо друг друга, не поздоровавшись, не узнав, как дела. Конечно, работать будет комфортнее, потому что тут нам очень тесно. Это помещение – вообще бывшая большая московская коммуналка, и к нам на протяжении многих лет приходят бывшие жильцы… Не хочется терять студийный дух! Этот наш привычный способ жить должен остаться.

И это свойственно женщине, кстати – поддерживать эту домашнюю атмосферу. Конечно, есть совершенно неженские вопросы, которые приходится решать. Честно скажу, что я много здоровья на это потратила, потому что человек эмоциональный, все очень близко к сердцу принимаю и далеко не всегда позволяю себе это показать. Но поменять эту жизнь на какую-то другую я бы ни за что не согласилась.

Говорят еще, что тяжело работать с близкими людьми, а ни для кого не секрет, что Марк Розовский и Татьяна Ревзина – муж с женой…

– Тут тоже есть свои плюсы. Если идти в одной упряжке и смотреть в одну сторону, это очень хорошо для дела. Более того, в этом случае работа становится образом жизни, ведь всегда хочется помочь близкому любимому человеку – сделаешь все, чтобы ему было легче. Но конечно, я не молчаливая марионетка, и конфликты возникают, и в этих случаях отсутствие дистанции мешает. Получается, что наша работа – это круглосуточный процесс, и иногда приходится говорить: «Стоп! Уже час ночи, я сейчас не директор, я – жена!»

Для работы, может, и полезно, а для семейной жизни?

– Залог счастливой и комфортной семейной жизни с Марком Григорьевичем один. Человек, находящийся рядом с ним, должен быть растворен в его деле. Для него жизнь – это театр. Глупо ставить на весы семью и работу: он обожает детей и внуков, но театр – дело всей его жизни.

Вы упомянули о новом здании для театра: уже несколько раз объявляли об открытии, и всякий раз дату переносили. Как дело с этим обстоит сейчас?

– Очень болезненный вопрос. Это стоит всем – и мне, и Марку, и всем артистам – стольких нервов! Мы строимся с девяносто восьмого года – и за это время мы пережили столько проблем, в том числе и с бюрократией. Строить куда легче, чем реконструировать, ведь от реконструкции один шаг до реставрации. На протяжении этих лет сменилось даже государство, следовательно, и законы, по которым мы живем. К сожалению, у нас на несколько лет была заморожена стройка, и в декабре наконец-то начались какие-то действия, скажем, выбран технический заказчик. Недоброжелателей у нас нет, напротив – я чувствую, что нам все хотят помочь. Но прогнозы делать не хочу из суеверия.

Значит, не буду спрашивать, когда вы откроетесь. Но на какой стадии сегодня стройка?

– Многие вообще считают, что мы открылись, потому что строительные леса с фасада уже сняты. Остались отделочные работы и подсоединение к городским коммуникациям. Центр города – тяжелое место для стройки. Но мы надеемся, что все удастся, и совсем скоро.

Автор: Анастасия Томская
Источник: http://www.peoples.ru/art/theatre/producer/tatiana_revzina/
Дата публикации на сайте: 01.04.2010
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments