February 19th, 2014

Регина Вендер-Фишер

Бобби Фишер, шахматный гений, выдвинул шахматы на первые полосы газет, победив советского чемпиона мира на пике холодной войны. Однако Бобби Фишер, вундеркинд из Бруклина, скончавшийся в этом месяце, был весьма неуравновешенной личностью, агрессивно направленной против своей матери. Неопубликованные письма, ставшие достоянием Таймс, сейчас позволяют взглянуть по-иному на причины нестабильности его умственного состояния и его навязчивых идей в связи с победой над Борисом Спасским в т.н. «матче столетия» в Рейкьявике в 1972 году. Он не знал своего настоящего отца и глубоко негодовал на свою мать за активную коммунистическую деятельность под непрерывным надзором ФБР.


Регина Фишер, отвергнутая своим сыном и полная страданий от такого разобщения, продолжала следовать за его стремительной карьерой, появившись в Исландии под маскировкой белокурого парика, чтобы стать свидетелем его звёздного часа, несмотря на требования держаться от него подальше. На протяжении трёх лет – между 1957-м и 1960-м годами – Регина регулярно писала Джоан Родкер, сейчас уже бывшей журналистке, фотографу и кинорежиссёру, делясь с ней болью матери, которую не признаёт собственный сын. Две женщины в качестве идеалистических коммунисток встретились в Москве, в которой жили в 30-х годах, и с тех пор остались подругами.

«Я обнаружила, что не очень нужна или полезна для Бобби, и что на самом деле моё присутствие раздражает его»,- сообщала Регина в мае 1959 года. «Просто быть где-то рядом – достаточно».

Когда Фишер стал чемпионом США в возрасте всего лишь 14-ти лет, Регина в письме миссис Родкер охарактеризовала его как «темпераментного, неуживчивого, не имеющего друзей среди сверстников и без каких-либо иных интересов, кроме шахмат». Зачастую её фразы становились более экспрессивными, выражая материнскую гордость очередной турнирной победой сына.

Ко времени, когда Фишеру исполнилось 16, его мать решила последовать за своей собственной навязчивой идеей обучиться медицине. «Выглядит ужасно оставить 16-летнего подростка наедине со своей неординарностью, но возможно, это сделает его более счастливым. Наверно, ему будет лучше без моих наставлений пойти заняться спортом и пр., поесть, выполнить свои обязанности по дому, укладываться спать до часу ночи, и т.д. Я устала быть козлом отпущения и половиком для вытирания ног».

«Скатертью дорога»,- должно быть, подумал Фишер. В интервью журналу Harper в 1962 году он обвинил свою мать в консервативности, добавив: «Я не люблю докучливых людей, поэтому вынужден был избавиться от неё».

Несмотря на разрыв в отношениях, Регина продолжала бороться за права своего сына, направившись в Вашингтон сразу после их разрыва – для одиночного 5-часового стоячего протеста у Белого дома, призывая президента Эйзенхауэра разрешить американской шахматной дружине поехать в Восточную Германию. Её голос был услышан, и игроки отправились в Лейпциг, возглавляемые её сыном. Миссис Родкер, которой сейчас 92 года, верит, что негодование Фишера родилось из-за её навязчивого увлечения левыми идеями, что привело к осознанной невозможность быть для него просто матерью. «Она была страстной коммунисткой. СССР не мог быть плохим, поэтому Бобби и был так настроен против него»,- сказала миссис Родкер Таймс.

«Она заботилась о нём, но была слишком занята своей собственной жизнью, и что же Бобби получил? Я думаю, что определённым образом шахматы поддерживали его, но они также стали навязчивой идеей. Я считаю, что его отвращение возникло из-за того, что он не чувствовал её как мать. Вечно неугомонная и постоянно создающая проблемы; в своём многоквартирном доме она всегда протестовала. Она должно быть думала, что весь мир против неё. «Регина жила в Лондоне в 70-х. Её арестовали во время акции протеста у Министерства внутренних дел, и она объявила голодовку.

Фишер рос без отца. Официально его отцом был первый муж Регины – Ганс-Герхард Фишер, немец, воевавший на стороне республиканцев в гражданской войне в Испании и живший некоторое время со своей новой невестой Региной, рождённой в Швейцарии, но имевшей польско-еврейское происхождение. Они развелись в 1945 году. Среди 750 страниц материалов, открытых ФБР после смерти Регины от рака в 1997 году, есть предположение, что Регина и её муж не жили уже с 1939 года, т.е. за четыре года до рождения Бобби, и что настоящим отцом мальчика являлся доктор Пол Неменьи, венгерский физик, подозреваемый властями США в том, что он был коммунистом, несмотря на свою работу над проектом по созданию американской атомной бомбы в годы Второй мировой войны.

Миссис Родкер вспоминает встречу с Региной, доктором Неменьи и младенцем Бобби во время визита в США. «Она не сказала, что он был отцом ребёнка, но его счастье было очевидно, и он обращался с Бобби, как настоящий отец». Были слухи о сближении между Бобби и его матерью в более поздние годы, но он продолжал жить отшельником, время от времени появляясь, чтобы выдать очередную антисемитскую тираду,- достойное сожаления неприятие своих собственных корней. Дэвид Эдмондс, соавтор уважительной биографии «Бобби Фишер идёт на войну», сказал, что эти письма сильно помогли ответить на многие вопросы о его жизни; они явились доказательством, что на самом деле он был Бобби Неменьи.

Мистер Эдмондс рассказывает: «Бобби не был нормальным ребёнком, и Регина не знала, что делать с ним. Начиная с возраста 6 лет, он ушёл с головой в шахматную игру. Неменьи был вправе проклясть её за это. Должно быть, её терпение лопнуло». Если бы Фишер был ребёнком в эти дни, считает мистер Эдмондс, ему бы, вероятно, диагностировали синдром Аспергера. Но ведь и в Рейкьявике могло сложиться по-другому – неприступная крепость советских шахмат устояла бы навеки, и Америка никогда бы не насладилась столь колоссальной пропагандистской победой, пусть и завоёванной столь чудным своим сыном.

Источник: http://www.euruchess.org/cgi-bin/index.cgi?action=viewnews&id=1664
Авторы: Роберт Джеймс ФишерБен Квин и Алан Гамильтон, Таймс, 28.1.2008
Перевод с английского: Валерий Голубенко

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru