November 20th, 2010

Виктор Ерофеев

Могу откровенно признаться, что до недавнего времени не знал этого человека. Случайно "набрёл" на его талантливую и необычную телепрограмму "Апокриф" и стал "выуживать" оттуда очень интересных людей для собственных публикаций - Ерофеев ординарных "гостей" не берёт. Так я познакомился с Натальей Лайдинен: http://www.photokonkurs.com/liebkind/statyi/Ochar.htm , а она вдруг заинтересовалась мной многогрешным и сделала обо мне материал в международном журнале "Алеф": http://www.alefmagazine.com/pub1912.html . Но, в общем-то, я не об этом. На-днях я закончил чтение последнего романа В.Ерофеева "Хороший Сталин", и был просто поражён: что за необычайно интересная персона его автор! Сын известного (как оказалось) дипломата, личного переводчика Сталина, близко друживший (другое слово трудно подобрать) с Вячеславом Молотовым (вместе слушали на даче "вражеские голоса"), проведший значительную часть детства в Париже, бывавший неоднократно в советское время с родителями за границей и в совершенстве знающий несколько иностранных языков. А про "Апокриф" я вообще молчу - интереснее и содержательнее программы не знаю...


Впрочем, предоставляю слово ему самому:

"I'm fine. Я все просрал. Весь мир считает меня счастливым. Тысячи людей мне завидуют и не могут этого скрыть. Светские журналы называют меня звездой. Стоит мне появиться на модной тусовке, как вырастает стена из папарацци. Их расстрельный батальон с монализовскими улыбочками решетит мое лицо ослепительной пургой и загоняет мою изумленную физиономию со строгим взглядом и развратным ртом в гламурные подвалы вперемежку с курчавыми львицами, портными и олигархами.

На этих фотографиях я всплываю распухшим утопленником, полным дебилом, но я привык: я снисходителен и всеяден, как истинный герой нашего времени. Меня переводят враждующие нации в Нью-Йорке и Тегеране, большие и малые страны – от Македонии до Бразилии. Обо мне пишут дипломы и диссертации, некоторые иностранные критики объявили меня гением. На мне виснут девки на научных конференциях и ночных дискотеках, у меня куча друзей. У меня столько знакомых, что я не узнаю их в лицо, они мычат, и «тычат», и душат в объятиях, но я уже давно не волнуюсь по этому поводу, хотя и стесняюсь своей забывчивости.

Москвичи останавливают меня на улицах, в магазинах, чтобы побеседовать о моей еженедельной передаче. В провинции на мои выступления набегает толпа народа, вопросы, вопросы, затем очередь за автографами. Красивым девчонкам я неизменно пишу: «на счастье в любви» (они краснеют и говорят, что именно это им нужно), пожилым теткам – «на память о нашей встрече». Тетки довольны: надпись двусмысленна. Мужчинам я пишу что придет в голову. Сколько я раздал автографов? Это население целого города.

Но существует другой город – тех, кто не любит меня. Мегаполис – в нем проспекты, бульвары и закоулки, парки и башни, бурная жизнь, там живет множество людей. Меня не любят коммунисты за то, что я всегда был антисоветчиком. Меня не любят патриоты, почвенники, евразийцы, славянофилы, русопяты за то, что я называю Россию «этой страной». Но и закоренелые русофобы отвергают меня: они считают мою критику «этой страны» непоследовательной и недальновидной. Ко мне подозрительно относится интеллигенция. Ей, целомудренной, не нравится, что я скандалист, который пишет о сексе, рассуждает о минете и грязно пользуется матом. Она ненавидит меня за то, что я не считаю Булгакова великим писателем.

Меня ненавидят фашисты – недавно мне рассказали, что они в масках расстреляли мой портрет на видеоролике в интернете из АК-47. Это – серьезно. Я не стал смотреть ролик – я не люблю копаться в помойке. Меня не любят либералы. Они считают, что я недостаточно либеральный, что у меня не хватает веры в реформы. Западникам не нравится, что я в Европе нахожу недостатки. Меня недолюбливает внесистемная оппозиция, считает трусом – я не хожу на их митинги, где милиция бьет их палками и зверски тащит в обезьянник, к тому же я ни разу не побывал на процессе Ходорковского.

Меня не любят гуманисты всех стран, они считают, что я ненавижу людей. Меня не любят феминистки: они говорят, что я – старомодный мачо. Меня не любят церковники, они говорят, что я – враг Церкви. Меня не любят московские филологи из моего же университета, они считают, что я – «вредная тварь». Меня не любят власти, потому что я – непредсказуемый, и они не хотят иметь со мной дело. Вместе с властями меня не любят молодежные движения конформистского направления, потому что я что-то непочтительное сказал о президенте. Так кто же любит меня? Кому я даю автографы?.."

Источник: http://www.gq.ru/columnists/146/